Ущербный "эталон"

Если подходить с точки зрения простой логики, то эталон априори не может быть с какими-то изъянами. Ведь он на то и эталон, образец для других. А если он из системы каких-то мер — то тем более. Ведь, скажем, эталонный метр — это сто сантиметров, ни прибавить, ни убавить.
 
Но вот в последнее время определенные международные события показали, что некоторые явления, считавшиеся эталонными, утратили свою непорочность, как девица в первую брачную ночь. А если быть точнее — то и имидж их эталонности ранее поддерживался вопреки действительному состоянию. 
 
Читатель, наверное, понял, что речь пойдет о событиях конца первой недели января, произошедших в Вашингтоне в день, когда обе палаты конгресса США должны были утвердить итоги последних выборов президента этой страны. Процедура, которую считали почти формальной, превратилась в острый политический детектив с эвакуацией сенаторов и конгрессменов, со штурмом Капитолия и применением против протестующих радикальных силовых методов, приведших к тому, что их жертвами стали пятеро человек, а более пяти десятков получили серьезнейшие травмы.
 
Чем же вызвано такое недовольство определенной части американцев? Как раз таки итогами выборов, которые они посчитали сфальсифицированными, в результате чего победу на них одержал Джо Байден. И уже одно это обстоятельство стало свидетельством того, что хваленая американская демократия, которую позиционировали как эталон свободного общества, в одночасье лопнула подобно мыльному пузырю, разметав вокруг неприятные брызги.
 
В этой связи вспоминаются реакции европейских официальных кругов на белорусское так называемое протестное движение. Тогда столичные марши ничем иным не называли, как волеизъявлением белорусского народа, хотя участвовали в них несколько десятков тысяч человек, чей социальный статус и сейчас вызывает глубокие сомнения. В процентном отношении к полной численности населения страны эта масса, хоть и присвоила себе право выступать от всего белорусского народа, представляла ничтожную часть. Но в Европе ее самоназначенных лидеров приняли с распростертыми объятьями и поставили на длительное довольствие, позволяя и сейчас обливать грязью властные структуры. Как-никак, а «выразители народных чаяний».
 
Протестующих же американцев окрестили террористами, шайкой бандитов и иными неблагозвучными эпитетами, но только не представителями американского народа, добивающимися справедливых выборов. Причем, уровень недовольства оказался на такой отметке, что многотысячная толпа, преодолев цепи полицейской охраны, ворвалась в святое святых американской «демократии» — Капитолий и разгромила его.
 
Кстати, Беларуси тоже десять лет назад пришлось пройти через что-то подобное, когда оппозиция намеревалась проникнуть в Дом правительства. Но тогда эта попытка попыткой и осталась. Однако реакция политических кругов европейских стран оказалась диаметрально противоположной той, какую они явили в связи с американскими событиями. Тогда в виновниках оказался «диктаторский режим», беспощадно задавивший ростки «белорусской демократии».
 
Хотя и в истории Соединенных Штатов уже был подобный казус. В 1876 году президентом страны стал не тот, кто безоговорочно выиграл выборы, а его противник, который был более угоден толстосумам. Обошлось без большого бунта. Но некоторые тогдашние газеты вышли с заголовками «2 марта — день, когда умерла демократия». Вот теперь и посчитайте, сколько времени она уже мертва.
 
Однако, несмотря на это США на протяжении всей своей истории навязчиво культивировала ее образцы для других стран, выдавая за эталонные отношения в обществе. И вот теперь получила те же проблемы, которые навязывала другим. Но помимо воплей о мятеже, перевороте и государственной измене, раздающихся в европейских СМИ, появляются и трезвые оценки произошедшего. И они сводятся к тому, что Вашингтон стал самой горячей точкой на планете. Что Америка расколота и, как заметил Владимир Познер, Джо Байдену «не удастся за предстоящие четыре года вновь собрать Шалтая-Болтая».
 
А один из немецких журналистов прямо предостерег: «Вот чем все заканчивается, когда начинают презирать закон. Приходит страх, хаос, насилие и смерть». Об этом предостережении, думается, следует помнить и нынешним белорусским «протестантам», не перестающим вопить о тысячах невинно задержанных, сотнях политически мотивированных и прочих «издержках», которые понесли «народные массы, вышедшие на протест». И то, что в нашей стране удалось избежать и хаоса, и страха (жизнь размеренно продолжается, как и раньше), далеко не их заслуга.
 
Что же касается якобы фальсификации белорусских выборов, то в некоторых странах главу государства вообще не выбирают, а выбирают правящую партию. Скажем, оплотом европейской демократии — Германией сейчас правит человек, не имеющий мандата от народа. Ведь по традиции канцлером там становится лидер партии, победившей на выборах. А нынешний канцлер страны Ангела Мерхель уже два года как не является лидером Христианско-демократического союза, но функции главы государства продолжает выполнять.
 
Конечно, чтобы сохранить хорошую мину при плохой игре, американцам сейчас надо назначить виновного в попрании принципов «самой демократичной демократии». И он уже назначен, поскольку в конгрессе уже запущена процедура импичмента президенту, которому осталось управлять страной всего пять (!) дней. Однако, несмотря на то, что ситуация выглядит вопреки здравому смыслу, но как же иначе: «демократия». Хоть, как показывают события, и ущербная.

Читайте также